Средневековые рыцари - кто такие эти воины? Понятие рыцарь


Понятие рыцарь. Домашняя работа по литературе

Дополнительные сочинения

Само понятие рыцарь приходит к нам из Средних веков и из социальной истории: рыцарем являлся тот мужчина, который был возведен в рыцарское достоинство своим сюзереном, давал присягу, опоясываясь при этом мечом.

Верность включает в себя исполнение христианского долга служить Богу, обязанность блюсти справедливость.

Посвящение в рыцари Карл Великий в 791 г. торжественно опоясал мечом своего 13-летнего сына Людовика.

Этот германский обычай лег в основание средневекового посвящения в рыцари, как в члены военного сословия.

Присяга Рыцарская присяга требовала ежедневно слушать обедню, подвергать жизнь опасности за католическую веру, охранять церкви и духовенство от грабителей, охранять вдов и сирот, для спасения невинного идти на поединок, посещать турниры только ради воинских упражнений, почтительно служить императору в мирских делах, жить безупречно перед Господом и людьми.

Рыцарство становится не столько учреждением, сколько — по примеру Франции — идеалом для всего военного сословия средних веков.

Рыцарские доблести мужество верность щедрость благоразумие утончённая бщительность, куртуазность

Чувство чести

Рыцарские заповеди — быть верующим христианином, охранять церковь и Евангелие, защищать слабых, любить родину, быть мужественным в битве, повиноваться и быть верным сеньору, говорить правду и держать своё слово, блюсти чистоту нравов, быть щедрым, бороться против зла и защищать добро.

Желающий стать рыцарем должен начать новую жизнь, молиться, избегать греха, высокомерия и низких поступков; должен защищать церковь, вдов и сирот, а также заботиться о подданных; должен быть храбрым, верным и не лишать никого собственности; обязан воевать лишь за правое дело; должен быть заядлым путешественником, сражающимся на турнирах в честь дамы сердца; повсюду искать отличия, сторонясь всего недостойного; любить своего сюзерена и оберегать его достояние; быть щедрым и справедливым; искать общества храбрых и учиться у них, как совершать великие деяния.

Культ Прекрасной Дамы

Долг повиновения и уважения по отношению к жене сеньора, как существу более высокому, превратился в поклонение идеалу женщины и служение даме сердца, в основном замужней женщине, стоящей по общественному положению выше поклонника.

Франции зародились рыцарские турниры и уже оттуда проникли в Германию и Англию.

В рыцарских романах рыцари устремляют свои помыслы к Богу и совершают героические деяния. <strong>В поэзии французcких ТРУБАДУРОВ и ТРУВЕРОВ и немецких МИННЕЗИНГЕРОВ X

www.slavkrug.org

Средневековые рыцари - кто такие эти воины?

Каково оно - понятие "рыцари"? Кто такие эти люди? Это воины высшего класса! Так их именовали в средневековой Европе. Конное рыцарство - это своего рода аристократия на поле боя. Более того, это своеобразная военная каста. Подробнее об этом - в нашей статье.

Как появились первые рыцари?

Кто такие эти воины, и как они появились в истории человечества? Ответы на эти вопросы уходят своими корнями в средневековую Англию. Именно там в 971 году появился первый рыцарский титул. С тех пор было много сказано и написано об этих всадниках, определение которым - "рыцари".

Кто такие рыцари Средневековья?

Любопытно, что для одних людей эпохи Средневековья рыцари являлись самыми обычными алчными грабителями, конокрадами, насильниками и притеснителями простого смертного народа, а для других они были самым настоящим воплощением благородства, доблести и, конечно же, галантности по отношению к дамам.

Сегодня принято считать, что рыцарь - это доблестный воин в сияющих доспехах, мужественный солдат. Но чего уж греха таить, среди этих воинов действительно были самые разные люди - и последние негодяи, и отпетые разбойники, и знаменитые поэты, и религиозные фанатики. И все они - рыцари!

Кто такие рыцари с точки зрения жизненного уклада?

Не удивительно, что жизнь этих воинов целиком и полностью была связана с военными походами и сражениями. Каждый из них был не кто иной, как настоящий герой. Рыцарь считался одной из самых значимых фигур в средние века. Такое высокое социальное положение объясняется тем, что в руках верховных правителей (королей, духовенства) было сосредоточено не так много власти, как им этого хотелось. Ведь тогда эта самая власть принадлежала тем, кто сражался лучше других! Кроме того, значительными привилегиями наделялись те, кто имел лошадей, тяжелое вооружение и прочую необходимую амуницию, и, самое главное, умел этим грамотно воспользоваться!

Согласно культурной традиции, рыцарь в доспехах (или шевалье, рейтар и витязь) - это "всадник". Именно так переводится это слово на любой язык мира. Всадник, который был закован в стальные латы, профессионально владел копьем и мечом. Другими словами, это самый настоящий бесстрашный воин, давший начало такой самостоятельной культуре, как рыцарство!

Современное "рыцарство" - это воинская доблесть и отвага Средневековья!

Рыцарство, как культурная традиция той эпохи, оставило после себя весьма глубокий след в человеческой памяти. Оно стало синонимом воинской отваги и доблести. Ведь не случайно сегодня мы, говоря о возвышенном и джентльменском отношении к противоположному полу, соотносим это именно с эпохой рыцарства! Именно поэтому сегодня самый отважный смельчак, готовый вступиться за слабого, защитить честь женщины или бороться за правду, воспринимается общественным сознанием как самый настоящий рыцарь!

Для статистики

Приведем некоторые цифры. Рыцарей как боевой единицы было не так уж и много. К примеру, в конце 13-го века в Англии существовало примерно 3 тысячи этих отважных воинов. При этом в боях обычно принимали участие от нескольких десятков до нескольких сотен воинов в доспехах. И только в самых масштабных и крупных сражениях рыцари исчислялись тысячами.

fb.ru

Происхождение слова понятие рыцарь — Мегаобучалка

О происхождении рыцарства писали многие; одни относят его появление к эпохе первых крестовых походов, другие же к временам более отдаленным. Шатобриан объясняет, что оно возникло в начале VII столетия. Не приводя здесь рассуждений по этому предмету, мы представим вкратце состояние Европы в ту эпоху, когда рыцарство начало видимо оказывать свое благодетельное влияние. В это только время оно нас занимает и восхищает, теряя свой интерес потом: вместе с успехами просвещения, право сильного, которое одно только могло укрощать злоупотребления, сменилось восстановленным порядком и могущественным действием законной власти. Но прежде чем достигнуть этой эпохи, необходимо обозреть более трех веков варварства и мрака. «К счастью проходишь эту длинную и утомительную пустыню под прикрытием любезного и блестящего рыцарства. Это превосходное учреждение, это дивное усилие энтузиазма и добродетели, которое в наше время кажется только благородным безумством, было однако же во времена анархии дополнением к законам и защитой самых дорогих прав; оно было опорой вдов и сирот, прибежищем слабых, ужасом для разбойников; словом, оно было даром, который небо ниспослало на землю, чтобы удержать на ней в эти времена опустошений влияние добрых начал».

 

Вторжение варваров, в продолжение многих веков наводнявших Европу, поглотило в своих волнах все остатки римского просвещения. Законы, литература, искусство, памятники — все погибло в этом наводнении. Явился Карл Великий; гений его поставил плотину разрушающему потоку; но когда не стало его мощной руки, чтобы поддержать начатое им дело, поток с еще большей силой возобновил свое течение. «X век представляет ужасное соединение невежества, грубости и суеверия: науки буквально скрылись в монастыри, которые сделались их убежищем; монахи — только их хранители, но не истолкователи; искусства пали под безобразной формой нескольких готических сооружений; нравственное состояние общества в таком же жалком и отчаянном положении; всеобщая грубость нравов дошла до высшей степени; приятное обращение, изящный вкус, все связи и сношения, украшающие жизнь, как будто покинули общество».

 

Новые варвары, известные под именем норманнов, покрывают своими бесчисленными ладьями все берега океана и проникают по течениям рек во внутренность земель, внося с собой повсюду грабеж, убийства и пожары. «Великая империя, основанная Карлом Великим, разлагается, и тогда же возникает громадная революция, преобразующая древний мир в мир феодальный. Герцоги, графы, виконты овладевают замками, городами, провинциями, вверенными их начальству. Личное рабство, исчезая мало-помалу, заменяется зависимостью крепостной. Так в недрах древней монархии возникает новая система, которая под именем феодализма образует иерархию верховных владельцев, вассалов и подвассалов, связывает с ними все классы, все личности, от монарха — высшего властителя — до крепостного земледельца».

 

Во всей Европе действует одна причина, совершаются одни события: монарх только по имени глава религиозной и политической аристократии.

 

Вместе с феодализмом, этим союзом мелких деспотов, неравных между собой и имевших друг к другу разные обязанности и права, но пользовавшихся в своих собственных владениях, над своими непосредственными подданными, безусловным произволом, явились — ненависть, порождаемая неравенством состояний, опасности, возникающие от своеволия, опустошения, происходящие от ссор между соседями, — и потому все испытывало постоянное присутствие насилия.

 

«Бросим взгляд на Европу: она растерзана всеми этими кровавыми распрями. Что видно на этих землях? Поля кое-где лишь обработаны, долины и равнины затоплены, горы и холмы покрыты старым темным лесом; тут же воинственные жилища владельцев, с укрепленными зубчатыми башнями, и в соседстве с ними хижины рабов, прикованных к земле, возделывающих пашни своих господ. Замки почти всегда строились в местах, удобных для защиты: или на вершине горы, крутой и неприступный склон которой делал невозможным нападение, или возле потока, который, размывая глубокие пропасти, приготовил естественный ров для построенной на его берегах крепости. Издалека виднелись эти воинственные убежища, возвышаясь над самыми высокими местами; казалось, они хотели поработить всю природу».

 

Замки состояли обыкновенно из широких круглых или четырехугольных башен с зубчатыми платформами; иногда к башням приставлялись огромные камни, поддерживавшие бельведеры. Эти башни были особенным уделом дворянства, так что, желая выставить величие какого-нибудь дворянина, говорили: у него есть башня.

 

Из башен замка, одна, меньшая по объему, возвышалась значительно над другими; слуховые окна были у нее на всех четырех сторонах. Эта башня, называвшаяся сторожевой, служила местом наблюдений. Здесь на двух брусьях висели набатные колокола, в которые били тревогу, завидев неприятеля в окрестностях, чтобы предупредить жителей о его приближении. При этом сигнале крестьяне оставляли работу и собирались в замок защищаться под начальством своего владельца. На сторожевой башне всегда был караульный. Он трубил в рог на утренней заре, чтобы собирались на работу; он же особенным криком подавал сигнал, когда в замке случались воровство или убийство. Крик этот повторялся каждым из вассалов, чем вовремя предупреждался побег виновного.

 

Крепкие башни замка соединялась между собой зубчатыми галереями или флигелями с разнообразными окнами, амбразуры которых показывали толщину стен и парапетов.

 

Окна были или круглые, или четырехугольные; им давали иногда форму глаз, ушей, трилистника; ставни делались из холста. Палисады, рвы, бойницы и амбразуры в стенах защищали вход в жилище феодального владельца. Потайные входы, бойницы, проходы, калитки, висячие на железных цепях перекладины, низкие подземные двери со скрытым в сыром глинистом грунте порогом, водоемы и мосты без перил, шум невидимых вод, глухо журчавших под мрачными сводами, — все внушало опасение в этих необычайных местах и оправдывало народные сказания соседних деревень. Комнаты в замках были дурно расположены: беспрерывно попадались мрачные комнатки, обширные покои с кроватями шириною сажени в полторы, плохо запиравшиеся большие залы, где паук свободно прятал свои легкие ткани, где летучая мышь летала вокруг столбов, подпиравших потолки; в пыльных углах галерей приученные собаки подстерегали мышей и крыс.

 

Камины были так громадны, что целые дубы сгорали в них зараз, в одну топку. Владелец, его семья, оруженосцы и все домочадцы могли свободно греться у камина, ставить шахматный стол, лиру, арфу, пяльцы и даже маленьких пажей, руки которых служили мотовилом прелестным кузинам (auxbellescousines). Иногда верх этих огромных очагов украшался копьями и алебардами; чаще же над ними были скульптурные изображения — рельефы и гербы хозяина жилища. Когда дурная погода не позволяла заседать во дворе замка, величайшая из зал, украшенная оружием и знаменами, обращалась в место суда и расправы. Владелец самовластно произносил свои приговоры, свои несвязные, сбивчивые, варварские постановления, создаваемые весьма часто по капризу и выгодам деспота, которые разнообразились, смотря по подсудности этих верховных владельцев, похитителей самого дорогого и священного из прав, права суда над имуществом и жизнью людей.

 

Охота была самым обыкновенным и почти единственным занятием владельцев в мирное время. Сопровождаемые своими ленниками и домашними служителями, они проводили в лесах по целым неделям, охотясь весь день, а ночью засыпая в палатках или шалашах.

 

С искусством и особенным старанием занимались они вынашиванием ловчих птиц, которых выучивали схватывать на лету добычу охотника. Они держали голубятника, дербничка, орла и ястреба; но сокол по своему полету, своей смелости и той легкости, с которой он вынашивается, стал особенно дорог дворянству: в глазах дворянства право владеть им считалось особенным преимуществом. Не только на охоте, но и в гостях, в путешествиях, даже в церкви во время службы, владельцы и дамы носили эту любимую птицу, украшенную погремушками и кольцами. Рука, на которой сидел сокол, была обыкновенно в перчатке, вышитой бусами и каменьями.

 

Сокол был в таком почете, что дворянин или владелец, попавший в плен, не мог пожертвовать соколом для своего освобождения, а между тем закон дозволял ему выкупать свою свободу двумястами невольников. Похититель сокола наказывался наравне с убийцей раба, и владельцы до того дорожили исключительным правом охоты, что во времена варварских законов, ограждавших эту привилегию, в глазах их убить человека было преступлением более простительным, чем убить оленя или кабана.

 

Между тем молодые дочери владельца изучали свойства растений, годных к лечению болезней и в особенности ран, весьма обыкновенных в эти времена беспрерывных и неизбежных войн. Они собирались со своими матерями и прислужницами в особенном покое замка, вроде терема; стены терема зимой покрывались циновками и тростником, а летом украшались зеленью и цветами; там женщины занимались работами шерстью, забавляя себя песнями или рассказами о битвах и подвигах рыцарей.

 

Замки были окружены полями, предназначенными самой природой на плодородие; но вместо обработанных полей и хорошо устроенных дорог, здесь виднелись только болота и равнины, пересеченные кое-где насыпями, и леса с просеками, а по сторонам дороги — столбы, виселицы и другие орудия смерти и пытки.

 

При въезде в лес, при переправе через реку, на рубеже феодала, на краю пропасти, около каждого замка, путешественник, предоставленный самовластным приказаниям владельца, подвергался платежу самой высокой, самой причудливой и весьма грубо вымогаемой пошлины. Перевозившие дорогие товары на лошадях или в телегах вынуждены были брать конвои, платить за них страшно дорого, и между тем подвергались грабежу того же самого конвоя, который должен был бы их защищать; часто по приказанию владельца, товары эти переносились в его вертеп.

 

«Посреди этих печальных памятников тирании и грустного рабства, появлялись трогательные символы евангельской религии, которая осушила столько слез, облегчила стольким бремя и утешила стольких в несчастье. Крест Спасителя воздвигался на распутье несчастными рабами. После той страшной картины, которую представляла опустошенная Европа, радуешься, взирая на этих несчастных: под гнетом бедствий они прибегали к священному знамени и иногда около дерева спасения находили убежище, недоступное тиранству владельца».

 

Описав сельский быт таким, каким он был со времени пресечения династии Меровингов до воцарения Людовика Святого, мы перейдем к городам.

 

Вельможи жили почти всегда в своих укрепленных замках, а двор пребывал часть года в увеселительных дворцах, любимых государями, так что только два класса — священнослужители и ремесленники — населяли города.

 

Эти города, окруженные более или менее крепкими оградами и построенные или на вершине гор, или на берегу рек, состояли из узких улиц, неправильных, темных, лишенных свежего воздуха и солнечного света. Вдоль этих смрадных улиц, почти всегда не мощеных, нечистых и запруженных, посреди которых слонялись многочисленные стада свиней, тянулись в беспорядке грубые мазанки; площади обстраивались балаганами ярмарочных торговцев.

 

Почти всегда ремесленники одного ремесла и купцы, торговавшие однородным товаром, жили на одних и тех же улицах. Купцы или ремесленники, вступая в товарищества, находили в союзе защиту против притеснений. Чтобы придать такой гарантии больше могущества, они принимали характер религиозный, составляя из своего товарищества богоугодное братство, которое имело свой устав, свою хоругвь и своего покровителя. На эти товарищества и братства надо смотреть, как на зачатки общин и гражданства.

 

При отсутствии полицейского управления на отдаленных улицах случались такие же разбои, как и по дорогам в уединенных лесах. Вот почему жители должны были подчиняться двум, по-видимому, противоположным постановления. Они обязаны были в известный час выходить из дома не иначе, как с зажженными смоляными факелами, и в известный же час, смотря по времени года, после удара колокола, гасить огонь в домах. Запирая двери, жители тушили свои очаги и выходили из дома только по необходимости. На улицах в дождливое время бывала такая грязь, что по ним можно было только ездить верхом или ходить на ходулях. Сырость была так велика, что ржавчина покрывала железо на дверях и окнах. Смрадные испарения порождали и распространяли страшные болезни, известные под именем повальных, преимущественно проказу, самую страшную из всех, от которой зараженный умирал два раза. В самом деле, прокаженный объявлялся умершим, лишался права на наследство, брак его расторгался, справляли его похороны и, прежде чем он умирал действительно, его заточали в отдаленный квартал, где никто не мог иметь с ним сношений.

 

Это короткое описание дает понятие, что такое были Франция и остальная Европа в X, XI и XII веках. «Франция, говорит Шатобриан, была тогда федеративная аристократическая республика, признававшая над собой бессильного главу. Эта аристократия была без народа, всюду было только рабство, граждане еще не родились, работники и купцы принадлежали монастырским и господским мастерским, средние собственники еще не появились, так что эта монархия (аристократия по праву и имени) на самом деле была демократией, потому что все члены этого общества были равны, или думали, что они равны. Трудно себе представить, говорит тот же автор, какую гордость внушало феодальное правление: самый ничтожный владелец считал себя равным королю. Аристократия была притеснителем общей свободы и врагом королевской власти».

 

Сколько несправедливости, насилия, жестокости производилось безнаказанно человеком сильным и честолюбивым против беспомощного! Беда семейству, утратившему своего главу, если сыновья не достигли еще возможности защищать мать, сестер и самих себя. Часто тогда враг семейства, и обыкновенно честолюбивый и злой сосед, не встречая препон своей ненависти и мстительности, отнимал у вдов и сирот отцовское наследие. Счастливы были они, когда сами не попадали в руки своего грабителя и когда находили убежище и заступничество у другого владельца, родственника или союзника. Тогда-то воин, тронутый их несчастьем, возмущенный несправедливостью, жертвами которой они были, клялся отомстить за них, а настойчивость и мужество побуждали его исполнить клятву. Благородное самопожертвование возбуждало благодарность и удивление всех, преимущественно женщин, нуждавшихся, по своей слабости, в покровителе могучем и мужественном. Пример, похвалы прекрасного пола мужеству, желание отличиться блистательными подвигами воспламеняли сердца молодых дворян, и они с нетерпением ожидали того возраста, когда им дозволялось опоясаться мечом, сразиться копьем, словом обратиться в рыцаря. Таким образом феодализм вызывал личную храбрость, а опасности, среди которых жили в то время люди, требовали энергии и характера. Тогда оружие было в игрушку, турниры — препровождением времени, война ремеслом, а общество — настоящим полем битвы.

 

Если рассматривать рыцарство как обряд, по которому молодые люди, назначенные к военной службе, получали право носить оружие, то придется отнести его к эпохе Карла Великого и даже гораздо ранее. Этот государь, вызвал своего сына, Людовика Добродушного, из Аквитании, торжественно препоясал его мечом и дал ему воинское вооружение. Таких примеров было много во времена Меровингов. Можно бы даже проследить начала рыцарства и в германскихгелейтах. Но если рассматривать это учреждение, как звание, которое занимало первое место в военном сословии и которое давалось посредством инвеституры, сопровождавшейся некоторыми религиозными и военными обрядами и торжественной клятвой, то в этом смысле оно возникло не ранее XI века. Только тогда французское правительство вышло из хаоса, в который погрузили его как волнения, последовавшие за пресечением Карловингов, так и беспорядки, причиненные набегами норманнов. Чем сильнее зло во времена политического перелома и анархии, тем оно продолжительнее, и тем более возвращение к порядку становится всеобщей потребностью. По этому ко всему, что только может способствовать удовлетворению этой потребности, привязываются страстно и восторженно. Благодарность и энтузиазм воодушевляли великодушных воинов, вооружавшихся для восстановления столь желанного порядка и для наказания разбоя некоторых злых владельцев. Религия, видя в рыцарях защитников веры, опору слабого и бедного, смотрела с тех пор на рыцарство, как на священное воинство, достойное благодати небесной. С тех пор католическая церковь придала больше величия и важности этому героическому учреждению, освящая прием в рыцари своей пышною обрядностью. Рыцари, со своей стороны, при мысли о священном характере, в который их облекали, удвоили ревность и мужество, а народ возымел к ним больше уважения. Государи ежедневно учились более ценить людей с неизменным величием души; и благодарность, и политика требовали от них чествования такого ордена, который был и оружием, и защитой, и украшением трона.

 

Вот как рыцарство достигло той степени славы, которой домогались даже короли, славы скоро возросшей до чудесного. Она настала в то время, когда отважный путь крестоносцев усилил степень энергии и всех рыцарских доблестей и открыл новое поприще для удальцов.

 

Рыцарство распространяет вокруг себя волшебную прелесть, которая занимает, привязывает и обольщает; с ним забывается отсутствие искусств и литературы; можно сказать, это луч просвещения, который пробивается и блещет среди мрака варварства. Трубадуры идут с ним рядом, ибо во все времена и у всех народов подвиги и поэзия были неразлучны; их наивная и простая муза поет удальство, честь и любезность; она славит умирающих и вдохновляет живущих.

 

Обозрев первые века средней истории, неожиданно и как бы волшебством приходишь к той достопамятной эпохе, когда начинают развиваться все добрые свойства и когда рождается эта любезная обходительность, которая едва сохраняется между нами, несмотря на нашу образованность.

 

Уже одно описание вежливости, мужества и великодушия этих удальцов, употреблявших оружие только на защиту угнетенных и на успокоение общества, ставит в наших глазах рыцарство в число лучших человеческих учреждений. Оно тем более заслуживает внимания, что проникло в самую сущность общественных отношений.

 

Женщины были в большем или меньшем рабстве у всех народов Востока и Африки. Законодательства Греции и даже Рима оставили много примеров этого рабства, и унижения, из которого женщины вышли в Римской империи только с введением христианства, указавшего человеку его настоящее достоинство и обратившего жену из рабы в подругу. Столь великое преобразование с большей или меньшей быстротой обнаружилось в разных краях Европы. Особенно же обозначилось это у потомков галлов, германцев и северных народов, которые смотрели на женщину, как на существо, наделенное даром пророчества и нравственной силой, как на создание высшее, чем мужчина. Все думы, все сердечные движения рыцарства связаны с этими верованиями, и от этого союза родилась великодушная любовь и верность, очищенная религией и нисколько не похожая на грубую страсть. Как только рыцарь избрал себе особу, которой со временем надлежало быть его подругой, он старался заслужить ее уважение своими подвигами и доблестями. Желание ей понравиться было новым возбуждающим средством, удваивавшим его храбрость и заставлявшим его презирать величайшие опасности. Но храня ненарушимую верность к даме своего сердца (ladammedesespensees), он обязан был почтением и покровительством ко всем прочим особам слабого и столь часто угнетаемого пола. Если бы не рыцари, готовые всегда вооружаться на защиту женщин, то они не были бы в силах удержать за собой свои имущества и не имея возможности защищать свою оскорбляемую невинность, слишком часто лишались бы собственности и подвергались бы клевете. Одна из основных статей рыцарского устава состояла в том, чтобы не злословить на женщин и не дозволять этого никому в своем присутствии.

 

Итак Бог, честь и женщина стали девизом всех рыцарей, достойных защитников отечества. Эти магические слова сияют на их роскошных и воинственных празднествах, в их воинских играх, в торжественных собраниях удальцов и красавиц, в их вымышленных сражениях, в великолепных турнирах, которые размножались и на которых честность приобретало такое значение, храбрость — столько рукоплесканий, вежливость — столько лавров, нелицемерная любовь — столько милых вознаграждений — шарфов и эмблем.

 

Рыцарству же обязаны мы сохранением вассальской верности и простоты, которые красили человека в то время, когда одно слово считалось ненарушимым залогом в важнейших договорах. Из всех преступлений самыми гнусными считал рыцарь ложь и вероломство; они заклеймены его презрением и позором.

 

Блестящие подвиги заслужили рыцарям почетные отличия. Им давали разные титулы: don, sire, messire, monseigneur; они могли восседать за одним столом с королями; они одни имели право носить копья, броню, золоченные шпоры, двойные кольчуги, золото, шлемы, горностаевые и беличьи меха, бархат, красное сукно; они ставили флюгера на своих башнях. По вооружению рыцаря узнавали издали. Ограды ристалищ, мосты замков опускались пред ним. Везде ему был любезный, услужливый, почтительный прием, на который он отвечал ласково, скромно, вежливо

 

История западноевропейской литературы. Средние века и Возрождение:

- М.: Высшая школа, Издательский центр «Академия», 1999.- 462с

Глава II

megaobuchalka.ru

Рыцарская культура средневековой Европы: понятие, развитие

В период Средневековья в среде крупных землевладельцев-феодалов сложилась предельно замкнутая корпорация профессиональных воинов, именовавшихся рыцарями. Между собой их объединял не только сходный образ жизни, но также и общие личные идеалы и морально-этические ценности. Совокупность этих факторов положила основу своеобразной рыцарской культуры, не знавшей аналогов в последующие века.

Возвышение статуса крупных феодалов

Принято считать, что средневековое военное и земледельческое сословие, известное сегодня как рыцарство, впервые начало формироваться в VIII веке во Франкском государстве в связи с его переходом от пешего народного войска к конным дружинам вассалов. Толчком к этому процессу стало вторжение арабов и их союзников ─ христиан Иберийского полуострова, совместными усилиями захвативших Галлию. Крестьянское ополчение франков, полностью состоявшее из пехоты, не могло дать отпор коннице врага и терпело одно поражение за другим.

В результате находившиеся у власти Каролинги были вынуждены прибегнуть к помощи синьората, то есть местных феодалов, обладавших большим количеством вассалов, и способных сформировать из них сильное конное войско. Те откликнулись на призыв короля, но потребовали за свой патриотизм дополнительных привилегий. Если в прежние времена сеньор был лишь командиром вольных ополченцев, то теперь войско состояло из людей, состоявших от него в прямой зависимости, что непомерно возвышало его статус. Так началось зарождение рыцарства и рыцарской культуры, с которой у нас теперь неразрывно связано представление о Средневековье.

Сословие титулованной знати

В эпоху Крестовых походов по всей Европе возникло большое количество религиозно-рыцарских орденов, в результате чего вошедшие в них феодалы образовали крайне замкнутую социальную группу наследственной аристократии. Под воздействием Церкви (а отчасти и поэзии) в ней с годами сложилась уникальная рыцарская культура, краткому описанию которой посвящена данная статья.

В последующие века в связи с усилением государственной власти и появлением огнестрельного оружия, обеспечившем перевес пехоты над конницей, а также формированием регулярных армий, рыцари утратили значение как самостоятельная военная сила. Однако, своё влияние они сохраняли ещё очень долго, превратившись в политическое сословие титулованной знати.

Кто входил в число рыцарей?

Как сказано выше, рыцарская культура европейского Средневековья зародилась в среде крупных феодалов ─ носителей громких титулов и обладателей не только обширных земельных владений, но и многочисленных дружин, порой сопоставимых с армиями целых государств. Как правило, каждый из них имел родословную, уходящую корнями в глубину веков, и окружавшую его ореолом высшего благородства. Эти рыцари составляли элиту общества, и уже по одному этому не могли быть многочисленны.

На следующей ступени социальной лестницы той эпохи находились также благородные отпрыски старинных фамилий, в силу сложившихся обстоятельств не имевшие крупных земельных наделов и, соответственно, лишённые материальных богатств. Всё их достояние состояло в громком имени, военной выучке и доставшемся по наследству оружии.

Многие из них формировали из своих крестьян отряды и во главе их служили в армиях крупных феодалов. Те же, кто не располагал крепостными душами, часто путешествовали в одиночестве, сопровождаемые лишь оруженосцем, и порой примыкали к случайным отрядам, становясь наёмниками. Были среди них и такие, кто не брезговал откровенным разбоем, лишь бы обрести средства для поддержания образа жизни, соответствующего рыцарскому достоинству.

Замкнутость нового аристократического сословия

Один из важнейших элементов рыцарской культуры Средневековья состоял в том, что профессиональная военная служба являлась уделом лишь феодалов. Известно много случаев, когда всевозможным торговцам, ремесленникам и прочему «чёрному люду» на законодательном уровне запрещалось ношение оружия и даже верховая езда. Порой благородных рыцарей переполняла столь необузданная спесь, что они демонстративно отказывались сражаться в битвах, если в них принимала участие пехота, формировавшаяся, как правило, из простолюдинов.

Устойчивость рыцарской культуры, сохранявшейся на протяжении нескольких веков, во многом объясняется тем, что их стан был крайне замкнутым. Принадлежность к нему передавалась по наследству и лишь в исключительных случаях могла быть дарована монархом за особые заслуги и подвиги. Согласно традиции, истинный рыцарь должен был происходить из какого-либо знатного рода, благодаря чему всегда мог сослаться на генеалогическое древо своих предков.

Кроме того, он должен был обладать фамильным гербом, внесённым в геральдические книги, и собственным девизом. Однако со временем строгость правил начала постепенно ослабевать, а с развитием городов и всевозможного предпринимательства, рыцарское достоинство и связанные с ним привилегии, стали приобретаться за деньги.

Обучение будущих рыцарей

Когда в семье феодала появлялся сын, то основные элементы рыцарской культуры закладывались в него с самых ранних лет. Едва ребёнок освобождался от нянек и кормилиц, как попадал в руки наставников, которые обучали его верховой езде и владению оружием ─ в первую очередь мечом и пикой. Кроме того, юноша обязан был уметь плавать и вести рукопашный бой.

По достижении определённого возраста он становился вначале пажом, а затем оруженосцем какого-либо взрослого рыцаря, порой, собственного отца. Это являлось дополнительным этапом обучения. И лишь после того как молодой человек, пройдя весь курс наук, становился способен на деле продемонстрировать усвоенные навыки, он удостаивался чести быть посвящённым в рыцари.

Забава, ставшая обязанностью

Кроме военного дела, ещё одним важным элементом рыцарской культуры была охота. Ей придавалось столь большое значение, что, являясь, по сути, забавой, она становилась обязанностью представителей элиты. В ней, как правило, принимал участие не только знатный сеньор, но и вся его семья. Из сохранившейся литературы, посвящённой вопросам «рыцарского искусства», известно, что был установлен определённый порядок проведения охоты, которому должны были следовать все благородные господа.

Так, предписывалось, чтобы на выезде в охотничьи угодья рыцаря непременно сопровождала его жена (разумеется, если она у него имелась). Она должна была скакать на коне с правой стороны от мужа и держать на руке сокола или ястреба. От каждой супруги благородного рыцаря требовалось умение выпускать птицу, а затем принимать его обратно, ведь от её действий часто зависел общий успех.

Что же касается сыновей феодала, то они с семилетнего возраста сопровождали родителей во время охоты, но держаться были обязаны с левой стороны от отца. Это аристократическое развлечение входило в общий курс их обучения, и игнорировать его юноши не имели права. Известно, что порой страсть к охоте приобретала у феодалов столь крайние формы, что само это занятие подвергалось осуждению Церкви, поскольку, проводя всё свободное время в погоне за дичью, господа забывали посещать богослужения, а соответственно, переставали пополнять приходской бюджет.

Великосветские модники

Рыцарская культура Средневековья вырабатывала у тех, кто принадлежал к этому узкому сословию, особый тип психологии и обязывала их иметь целый ряд определённых качеств. Прежде всего рыцарь должен был обладать достойной восхищения внешностью. Но поскольку природа не всех одаривает красотой, тем, на ком она сэкономила, приходилось прибегать к разного рода ухищрениям.

Если посмотреть на картины, гравюры или гобелены, выполненные средневековыми мастерами, изображавшими рыцарей не в доспехах, а в «гражданской» одежде, то поражает взгляд изысканность их нарядов. Современными учёными написаны сотни трудов, посвящённых моде Средневековья, и всё равно она представляет собой необозримое поле для исследователей. Оказывается, рыцари ─ эти суровые и сильные люди, были необычайными модниками, за которыми угналась бы далеко не каждая светская львица.

То же можно сказать и о причёсках. На старинных картинах перед зрителем предстают и пышные локоны, спадающие на закованные в броню плечи, и жёсткий ёжик, придающий его обладателю строгий и решительный вид. Что же касается бород, то здесь фантазия цирюльников была просто безгранична, и надменные физиономии господ украшались самыми немыслимыми волосяными композициями от вульгарного веника до тончайшей иглы на конце подбородка.

Новинки моды, выкованные из стали

Веяниям моды следовали и при выборе доспехов, которые должны были быть не только надёжной защитой их владельца, но и показателем его статуса. Любопытно отметить, что выковывались они в соответствии с бытовавшей в тот период модой на парадные костюмы. В этом нетрудно убедиться, ознакомившись с коллекциями защитного вооружения, представленными в крупнейших музеях мира.

Например, в «Рыцарском зале» Эрмитажа представлено немало доспехов, своим видом напоминающих наряды придворных щёголей, о чём, обычно, упоминают музейные экскурсоводы. Кроме того, многие образцы оружия той эпохи являются настоящими произведениями декоративного искусства, что также служило поддержанию престижа их владельцев. Кстати, вес комплекта доспехов и сопутствующего вооружения достигал 80 кг, следовательно, рыцарь должен был иметь хорошую физическую подготовку.

Бесконечные поиски славы

Ещё одним непреложным требованием рыцарской культуры средневековой Европы была забота о собственной славе. Чтобы воинская доблесть не меркла, её требовалось подтверждать всё новыми и новыми подвигами. В результате, истинный рыцарь находился в постоянном поиске возможностей стяжать очередные лавры. Например, даже малейший пустяк мог послужить поводом для кровавого поединка с малознакомым противником, разумеется, если и тот принадлежал к избранному сословию. Марать же руки о простолюдина считалось совершенно недопустимым. Для наказания смерда у рыцаря имелись слуги.

Рыцарская культура предусматривала и такую форму проявления доблести, как участие в турнирах. Как правило, они представляли собой состязания конных воинов на копьях, и проводились при большом скоплении народа. Если же пики ломались, то бойцы обнажали мечи, а затем брали в руки булавы. Подобные зрелища выливались в настоящие праздники. Поскольку целью поединка было выбить противника из седла и сбросить его на землю, а вовсе не убить или ранить, то участники боёв обязаны были соблюдать определённые меры предосторожности.

Так, разрешалось использовать только тупые копья или даже оснащённые наконечниками в виде поперечно установленных пластин. Мечи предварительно затуплялись. Также и турнирные доспехи должны были иметь дополнительную прочность, в отличие от боевых, которые, в ущерб безопасности, делались более лёгкими, но при этом позволявшими рыцарю сохранить силы для длительного сражения. Кроме того, во время турнирного поединка всадники отделялись друг от друга специальным барьером, чтобы в случае падения одного из них на землю он не попал под копыта лошади своего противника.

Однако, несмотря на все меры предосторожности, поединки нередко заканчивались увечьем или даже смертью участников, что придавало им особую притягательность в глазах зрителей и служило к вящей славе победителя. Примером тому может служить смерть короля Франции Генриха II Валуа, трагически погибшего на турнире в 1559 году. Копьё его противника графа Монтгомери сломалось при ударе о панцирь, и обломок угодил в глазную прорезь шлема, отчего доблестный монарх скончался в ту же минуту. Тем не менее, по законам рыцарства и рыцарской культуры, подобная смерть считалась наиболее достойным завершением жизни. О погибших на турнирах слагались баллады, исполнявшиеся затем трубадурами и менестрелями ─ средневековыми предшественниками современных бардов.

Куртуазно-рыцарская культура

Прежде чем говорить об этом весьма своеобразном явлении Средневековья, следует дать определение самому понятию «куртуазности». Оно вошло в обиход благодаря многим литературным памятникам, отражающим кодекс рыцарской чести, и включает в себя систему правил поведения, принятую когда-то при дворах европейских монархов.

Согласно бытовавшим требованиям, истинный рыцарь обязан был не только проявлять военную доблесть, но и уметь вести себя в светском обществе, поддерживать непринуждённый разговор, и даже петь. Именно куртуазно-рыцарская культура явилась основой для создания в будущем правил этикета, широко распространившихся в Европе, и ставших нормой поведения всех воспитанных людей.

Литература нежных чувств и военных подвигов

Куртуазность нашла своё отражение и в литературе. В частности, по этому поводу уместно вспомнить лирическую поэзию трубадуров, получившую особо широкое распространение на юге Франции. Именно она породила «культ Прекрасной Дамы», которой истинный рыцарь обязан был служить, не жалея ни сил, ни жизни.

Характерно, что в произведениях любовной лирики, описывая чувства рыцаря к его госпоже, авторы используют весьма специфическую терминологию, постоянно прибегая к таким выражениям, как «служба», «присяга», «синьор», «вассал» и т. д. Иными словами, понятие рыцарской культуры, включая в себя служение Прекрасной Даме, ставит его в один ряд с военной доблестью. Недаром было принято говорить, что победа над сердцем строптивой красавицы не менее почётна, чем над врагом.

Развитие рыцарской культуры дало толчок к появлению нового и весьма своеобразного литературного жанра. Основным сюжетом его произведений являлось описание приключений и подвигов благородных героев. Это были рыцарские романы, воспевавшие идеальную любовь и бесстрашие, проявляемое во имя личной славы. Произведения этого жанра были необычайно популярны в Европе, и находили множество поклонников даже в те времена, когда читать умели лишь единицы. Достаточно вспомнить знаменитого Дон Кихота, ставшего жертвой этих средневековых бестселлеров.

Дошедшие до нас романы подобного рода представляют не только художественный, но также и исторический интерес, поскольку в них во всей полноте отображены черты рыцарской культуры и особенности быта той эпохи. Характерной особенностью произведений этого жанра становится акцент, который авторы начинают делать на отдельных людских личностях. Их героями становятся не боги или какие-либо мифические персонажи, а люди.

Так, во многих романах фигурируют такие исторические и полуисторические личности, как король бриттов Артур и его ближайшие сподвижники: Изольд, Ланселот, Тристан, а также прочие рыцари «Круглого стола». Именно благодаря этим персонажам в сознании современных людей сложился романтический, но далеко не всегда достоверный образ благородного рыцаря, шагнувшего к нам из Средневековья.

fb.ru

Слово РЫЦАРЬ - Что такое РЫЦАРЬ?

Слово рыцарь английскими буквами(транслитом) - rytsar

Слово рыцарь состоит из 6 букв: а р р ц ы ь

Значения слова рыцарь. Что такое рыцарь?

Рыцарь

Рыцарь - в гендерной системе особый тип маскулинности, обладающий рыцарским этосом. Само понятие рыцарь приходит к нам из Средних веков и из социальной истории: рыцарем являлся тот мужчина, который был возведен в рыцарское достоинство своим…

gender.academic.ru

РЫЦАРЬ — всадник — в Западной и Центральной Европе в средние века  феодал,тяжеловооруженный конный воин. В рыцарской среде были выработаны идеализировавшие рыцарство понятия о благородстве, чести, долге, морали и щедрости.

Словарь исторических терминов. - 1998

Рыцари — военно-земледельческое сословие в средневековой Западной Европе. Начало складываться в VIII в сначала во Франции, позже в других странах. Рыцарь, как правило, выступал вассалом более крупного феодала…

Буданова В. История мировых цивилизаций

РЫЦАРЬ — мастер, дух, Логос, управляющий своим конем, т. е. материей. Рыцарская символика, включающая коня как знак материальности и всадника как принцип духовности, соотносится с алхимической символикой, представляющей собой системы спиритуализации.

Символы, знаки, эмблемы. — 2005

Рыцарь Зяблик

Ры́царь Зя́блик (нем. Finkenritter) — старинная немецкая лубочная книга, состоящая из подбора разных небылиц; издана в VII т. «Deutsche Volksbücher» Зимрока. Герой — Поликарп фон Кирлариса, по прозванию Рыцарь Зяблик, посещает разные страны...

ru.wikipedia.org

Рыцарь Зяблик (Finkenritter) — старинная немецкая лубочная книга, состоящая из подбора разных небылиц; издана в VII т. "Deutsche Volksbücher" Зимрока.

Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона. - 1890-1907

Белый рыцарь

БЕЛЫЙ РЫЦАРЬ (white knight) Лицо или фирма, которые делают компании желательное предложение о поглощении (takeover bid) на более выгодных условиях вместо неприемлемого и нежелательного предложения, поступившего от "черного рыцаря" (black knight).

Словарь финансовых терминов

БЕЛЫЙ РЫЦАРЬ (white knight) Лицо или фирма, которые делают компании желательное предложение о поглощении (takeover bid) на более выгодных условиях вместо неприемлемого и нежелательного предложения, поступившего от "черного рыцаря" (black knight).

Словарь финансовых терминов

БЕЛЫЙ РЫЦАРЬ — (white knight) Лицо или фирма, которые делают компании желательное предложение о поглощении (takeover bid) на более выгодных условиях вместо неприемлемого и нежелательного предложения, поступившего от "черного рыцаря" (black knight).

Словарь бизнес терминов. - 2001

Серый рыцарь

СЕРЫЙ РЫЦАРЬ (grey knight) Противник-претендент в битве за взятие под свой контроль другой компании, чьи окончательные намерения не объявляются. Первоначальный нежелательный претендент называется "черным рыцарем" (black knight)…

Словарь финансовых терминов

СЕРЫЙ РЫЦАРЬ (grey knight) Противник-претендент в битве за взятие под свой контроль другой компании, чьи окончательные намерения не объявляются. Первоначальный нежелательный претендент называется "черным рыцарем" (black knight)…

Словарь финансовых терминов

СЕРЫЙ РЫЦАРЬ — (grey knight) Противник-претендент в битве за взятие под свой контроль другой компании, чьи окончательные намерения не объявляются. Первоначальный нежелательный претендент называется "черный рыцарь" (black knight)…

Словарь бизнес терминов. - 2001

Первый рыцарь

«Первый рыцарь» — приключенческий кинофильм по легендам о короле Артуре, его жене Гвиневре и прославленном рыцаре Ланселоте. Фильм получил рейтинг PG-13 за некоторые жестокие бои. Сюжет основан на легендах о Ланселоте.

ru.wikipedia.org

«ПЕРВЫЙ РЫЦАРЬ» (First Knight) США, 1995, 132 мин. Исторический фильм, мелодрама, приключенческий фильм. Очередная версия полувыдуманных событий английской истории 13 века о короле Артуре, городе Камелоте…

Энциклопедия кино. - 2010

Имперские рыцари

Имперские рыцари (нем. Reichsritterschaft) — категория нетитулованной знати Священной Римской империи, непосредственные вассалы императора, получавшие землю в феод за военную службу.

ru.wikipedia.org

Имперские рыцари, в "Священной Римской империи" (до 1806) низшее феодальное дворянство (преимущественно из южных и западных областей Германии), державшее имперские лены и находившееся в прямой вассальной зависимости от императора…

БСЭ. — 1969—1978

ИМПЕРСКИЕ РЫЦАРИ (Reichsritter) - в "Священной Рим. империи" мелкие и средние феодалы (преим. юж. и зап. областей Германии), державшие рыцарские лены непосредственно от императора; в осн. выходцы из министериалов.

Советская историческая энциклопедия. - 1973-1982

История рыцаря

«Исто́рия ры́царя» (англ. A Knight's Tale) — американский кинофильм 2001 года. Автором сценария и режиссёром фильма является Брайан Хелгеленд. Название фильма позаимствовано у одного из «Кентерберийских рассказов» Джеффри Чосера...

ru.wikipedia.org

ИСТОРИЯ РЫЦАРЯ (Knight"s Tale), США, Columbia Pictures, 2001, 132 мин. Историко-приключенческий фильм. Франция, 14 век. После гибели своего господина на рыцарском турнире, юный слуга Уильям, решает надеть доспехи поверженного рыцаря…

Энциклопедия кино. - 2010

Русский язык

Ры́царь/.

Морфемно-орфографический словарь. — 2002

Ры́царь, -я.

Орфографический словарь. — 2004

Рыцари труда

Рыцари Труда (англ. Knights of Labour) — название распространённого, главным образом в США, общественного союза (ордена), имевшего целью улучшение положения всех категорий рабочего класса. Также Рыцарями Труда называли членов этого союза.

ru.wikipedia.org

Рыцари труда (Knights of Labour): 1) название распространенного, главным образом в Североамериканских Соединенных Штатах, общественного союза (ордена), имеющего целью улучшение положения всех категорий рабочего класса…

Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона. - 1890-1907

Рыцари труда (Knights of Labour), рабочий союз (орден) в Северо-Америк. Соедин. Шт., основан. 1869, до 1878 был тайным. Задачи союза: улучшение положения рабочего класса на началах социальной справедливости. 1886 число членов было 750 тыс.

Брокгауз и Ефрон. — 1907—1909

Примеры употребления слова рыцарь

Его Лэнгдон, подобно Супермену или Бэтмену, рыцарь добра и света.

Точнее, не Темный рыцарь лично, а его автомобиль, каким он запомнился из последней нолановской трилогии.

Ибо Гарет и правда Темный рыцарь.

Снимать комедию про сердитого кота собирается Тодд Гарнер, продюсер фильмов "Из 13 в 30", "Рыцарь дня", "Ученик чародея", "Смотритель зоопарка", "Джек и Джилл".

Особенно, после того как стало известно, что последний футбольный сэр рыцарь конца двадцатого, начала двадцать первого веков, уже в качестве директора порекомендовал Мойеса на пост Алекса Фергюсона.

  1. рыцарствовавший
  2. рыцарствовать
  3. рыцарство
  4. рыцарь
  5. рычавший
  6. рычаг
  7. рычажный

wordhelp.ru

Рыцарь - это... Что такое Рыцарь?

  • РЫЦАРЬ — (нем. Ritter). В средние века, конный латник, витязь высшего сословия: в рыцари посвящали после победы на ноле сражения. Словарь иностранных слов, вошедших в состав русского языка. Чудинов А.Н., 1910. РЫЦАРЬ средневековой воин благородного… …   Словарь иностранных слов русского языка

  • РЫЦАРЬ — рыцаря, м. [от нем. Ritter, букв. всадник]. 1. В феодальной Европе лицо, принадлежавшее к военно–дворянскому сословию (истор.). Маркс в “Хронологических выписках” писал, что Александр Невский, выступив против немецких рыцарей и разбив их на льду… …   Толковый словарь Ушакова

  • рыцарь — См. мещанин... Словарь русских синонимов и сходных по смыслу выражений. под. ред. Н. Абрамова, М.: Русские словари, 1999. рыцарь аристократ, мещанин; воин, идеал, джентльмен, кавалер, крестоносец, паладин, миннезингер, идальго, кабальеро …   Словарь синонимов

  • РЫЦАРЬ — (нем. Ritter первоначально всадник), в Зап. и Центр. Европе в средние века феодал, тяжеловооруженный конный воин. Для рыцаря считались обязательными моральные нормы: смелость, верность долгу, благородство по отношению к женщине. Отсюда в… …   Большой Энциклопедический словарь

  • РЫЦАРЬ — РЫЦАРЬ, я, муж. 1. В средневековой Европе: феодал, тяжело вооружённый конный воин, находящийся в вассальной зависимости от своего сюзерена. Р. со своим оруженосцем. Рыцари крестоносцы. Турнир рыцарей. Р. печального образа (о Дон Кихоте, герое… …   Толковый словарь Ожегова

  • РЫЦАРЬ — муж. вообще, конный витязь старины, когда ручной бой, меч и латы решали дело; конный латник дворянского сословия; | член рыцарского ордена, братства; | * честный и твердый ратователь за какое либо дело, самоотверженный заступник. Он рыцарь в душе …   Толковый словарь Даля

  • Рыцарь — (иноск. иронич.) аферистъ, пройдоха, ловкій плутъ, искатель наживы; страствый приверженецъ, любитель чего либо. Ср. «Рыцари зеленаго поля» (иноск.) любители карточной игры. Ср. Серебряная плоская ваза... была переполнена визитными карточками… …   Большой толково-фразеологический словарь Михельсона (оригинальная орфография)

  • РЫЦАРЬ — (нем. Ritter от старонем. riter всадник), в феодал. Европе тяжело вооруженный кон. воин, принадлежащий к военно дворянскому сословию рыцарству. Металлич. доспехи, защищавшие Р. и их массивных неповоротливых коней от холодного оружия, не могли… …   Справочник по коневодству

  • РЫЦАРЬ — мастер, дух, Логос, управляющий своим конем, т. е. материей. Рыцарская символика, включающая коня как знак материальности и всадника как принцип духовности, соотносится с алхимической символикой, представляющей собой системы спиритуализации.… …   Символы, знаки, эмблемы. Энциклопедия

  • РЫЦАРЬ — Белый рыцарь. Жарг. бизн. Альтернативный контрагент, покупающий предприятие по просьбе руководства вместо враждебно настроенного покупателя. БС, 17. Рыцарь Арктики. Публ. Высок. И. Д. Папанин, полярный исследователь, руководитель первой советской …   Большой словарь русских поговорок

  • Рыцарь — в гендерной системе особый тип маскулинности, обладающий рыцарским этосом. Само понятие рыцарь приходит к нам из Средних веков и из социальной истории: рыцарем являлся тот мужчина, который был возведен в рыцарское достоинство своим сюзереном,… …   Термины гендерных исследований

  • dic.academic.ru

    Рыцарь - это... Что такое Рыцарь?

    - в гендерной системе особый тип маскулинности, обладающий рыцарским этосом. Само понятие рыцарь приходит к нам из Средних веков и из социальной истории: рыцарем являлся тот мужчина, который был возведен в рыцарское достоинство своим сюзереном, давал присягу, опоясываясь при этом мечом. Сущность социального содержания понятия рыцарь неразрывно связано с понятием воин.

    Рыцарю присущи определенные черты. Во-первых, рыцарь должен был отличаться красотой и привлекательностью, которые подчеркивали одежда и доспехи. От рыцаря требовалась сила и стремление к славе, поскольку он являлся воином. Слава порождала необходимость ее постоянного подтверждения путем свершения новых подвигов, демонстрации своего мужества. Мужество необходимо для исполнения долга верности и лояльности, поскольку сам рыцарский этос кристаллизовался в феодальном обществе, проникнутом строгой иерархией. Рыцарь должен был хранить безусловную верность по отношению к равным себе. Рыцарь имел целую систему обязательств: на первом месте стоял сюзерен, затем следовал тот, кто посвятил его в рыцарский сан. Он должен был осуществлять заботу о сиротах и вдовах, в принципе, о слабых вообще, но нет сведений о том, чтобы рыцарь защитил хоть раз слабого мужчину. Другой присущей рыцарю чертой считалась щедрость. Э. Дешан, французский автор XIV века, перечисляет следующие необходимые условия, которым должен удовлетворять желающий стать рыцарем: он должен начать новую жизнь, молиться, избегать греха, высокомерия и низких поступков; должен защищать церковь, вдов и сирот, а также заботиться о подданных; должен быть храбрым, верным и не лишать никого собственности; обязан воевать лишь за правое дело; должен быть заядлым путешественником, сражающимся на турнирах в честь дамы сердца; повсюду искать отличия, сторонясь всего недостойного; любить своего сюзерена и оберегать его достояние; быть щедрым и справедливым; искать общества храбрых и учиться у них, как совершать великие деяния, по примеру Александра Македонского.

    Когда мы сегодня говорим о рыцарском поведении, прежде всего имеем в виду отношение к врагу и отношение к женщине. "Сражаться и любить" - вот лозунг рыцаря. Именно эти два компонента и формируют данный тип маскулинности. Отношение к врагу было очень показательным, поскольку славу рыцарю приносила не столько победа, сколько поведение в бою, так как сражение могло без ущерба для его чести кончиться его поражением и гибелью. Противника следовало уважать и предоставлять ему, по возможности, равные шансы. Использование слабости противника не приносило рыцарю славы, убийство же безоружного покрывало позором. Особое отношение рыцарь проявлял к своему вооружению и коню. Меч, как и конь, часто имел собственное имя (например, Эскалибур и Баярд).

    Отношение к даме (см. Прекрасная Дама, Куртуазная любовь) стало необходимым компонентом рыцарского этоса и является таковым до сих пор. Быть влюбленным относилось к обязанностям рыцаря (безусловно, в Средние века Дамой являлась только равная, но в последующей трансформации этого типа маскулинности чертами, присущими Даме, наделяется обыкновенная женщина). Рыцарь должен был выражать заботливость, обожание и верность, готовность в любую минуту встать на защиту чести своей Дамы и любой женщины. Именно из куртуазных романов пришло к нам так называемое "рыцарское поведение" по отношению к женщине, состоявшее из преклонения, почитания и уважения к женщине только потому, что она таковой является. Тем не менее, отношение рыцаря к женщине - это вне- или добрачная любовь, поскольку рыцарь и брак - понятия несовместимые. Рыцарь выступает вечным возлюбленным и влюбленным и его отношение к женщине формируется именно в рамках взаимной любви.

    Идеал рыцарственности как особого типа маскулинности сформировался в Западной Европе в позднее Средневековье и, как точно замечает Хейзинга, немало требовалось притворства для того, чтобы поддерживать в повседневной жизни фикцию рыцарского идеала. При этом рыцарь не являл собой высоко интеллектуальный образец, зато предполагалось, что его жизнь богата эмоционально: мужчины "сохли" с тоски, теряли разум, если не сдержали своего слова, легко заливались слезами. С другой стороны, рыцарский этос пронизан глубоким индивидуализмом, где предпочтение соображений собственного престижа происходит в ущерб общему интересу, а забота о сохранении собственного лица - заботе о судьбе боевых соратников. Данный тип маскулинности просуществовал несколько столетий, возродился в романтизме начала XIX века, его отголоски можно встретить и теперь в повседневных формах мужского поведения, формируемых художественной литературой, а также женском дискурсе, где выражение "рыцарское поведение" имеет положительную коннотацию и влияет на формирование стереотипов поведения по отношению, в частности, к женщине.

    Knight (англ.)

    Литература:

    Малинин Ю. П. Рыцарская этика в позднесредневековой Франции (XIV-XV вв.) //

    Средние века. М., 1992. Вып. 55. С. 195-213.

    Оссовская М. Рыцарь и буржуа. М., 1987.

    Тушина Е. А. О брачно-семейных представлениях французского рыцарства: (По материалам героических песен) // Историческая демография докапиталистических обществ Западной Европы. М., 1988. С. 135-145.

    Хейзинга Й. Осень средневековья. М., 1988.

    Cohen G. Histoire de la chevalerie en France du Moyen Age. Paris, 1949.

    Dinzelbacher P. Pour une histoire de l'amour au moyen age // Moyen age. Bruxelles, 1987. T. 93. N 2. P. 223-240.

    Flori J. Guerre et chevalerie au moyen age (a propos d'un ouvrage recent) // Cahiers de civilisation medievale. A. 41. N. 164. Poitiers, 1998. P. 353-363.

    Kaeuper Richard W. Chivalry and violence in medieval Europe. Oxford, 1999.

    Scaglione A. Knights at court: Courtliness, chivalry, a. courtesy from Ottonian Germany to the Italian Renaissance. Berkeley, 1991.

    © М. Г. Муравьева

    Тезаурус терминологии гендерных исследований. — М.: Восток-Запад: Женские Инновационные Проекты. А. А. Денисова. 2003.

    gender.academic.ru